Загрузка...
Проект коммуникационного агентства «Партнер Плюс»
Атлетика

Особая категория

Одна из незабываемых встреч в Назрани у меня произошла уже на финише нашего проекта и укрепила в мысли о том, что случайность – это, действительно, непознанная закономерность.

Я шла в гости к уникальному наставнику Ибрагиму Кодзоеву, который вырастил и подготовил 14 мастеров спорта международного класса СССР и России. Только представьте, 46 мировых рекордов установили его ученики, среди которых рекордсмен Адам Сайдулаев, олимпийский чемпион Исраил Арсамаков, чемпион Игр Доброй Воли Руслан Балаев, чемпион мира и призер олимпиады Ибрагим Самадов и многие другие. Среди его титулов – самые престижные для наставника: заслуженный тренер РСФСР и СССР, заслуженный деятель культуры ЧИАССР, кавалер ордена «Трудовая Слава» и медали «Трудовая доблесть».

Под сенью розовых кустов

Конечно, я знала возраст Ибрагима – ему за семьдесят. Но на пороге его коттеджа в районе Таргим в Назрани увидела подтянутого седовласого мужчину с острым взглядом, которому на вид было чуть за 50. Племянник? Младший брат? – гадала я, пока он не представился. Поверить в то, что это сам Ибрагим, было крайне сложно. Он в отличной физической форме: вот уж действительно, спортсмены бывшими не бывают!

Участок возле дома весь в зелени и цветах. Есть сад, разбиты стройные ряды грядок, но внимание сразу завоевывают розовые кусты – их сладкий аромат разливается по всему участку. Низкие, высокие, стройные и буйно разросшиеся, они повсюду и придают участку сказочный вид. Я шагаю вглубь сада и оказываюсь возле бассейна. Водная гладь чуть подрагивает, ожидая любимого пловца. Говорит, что окунается здесь ежедневно. Это один из секретов его молодости? Двор и сад он обустраивал собственноручно. Все очень продуманно, со вкусом, основательно и комфортно. Кто теперь поверит, что сразу за домом был приметный земляной бугор, а за углом базара, что по соседству, две пивнушки без туалета, рядом – свалки, тут же вагончики беженцев, которые тоже вносили свой «вклад» в общую загаженность. Все это плодило огромное количество гигантских мух, донимавших и его, и соседей. Он пошел в мэрию, и чиновники, думаю, с удовольствием и не без злорадства отдали ему этот бугор и землю под свалкой. Ибрагим вывез отсюда 116 самосвалов мусора. И оно того стоило! Теперь посреди радующего глаз пейзажа рядом с типовым коттеджем появился еще один небольшой домик. Он построил его сугубо для себя. Это такая «мужская берлога»: три комнаты, в которых хранится уникальный фотоархив и кухня, где большую часть занимают статуэтки, кубки, вазы со спортивной символикой. По сути, собран материал для небольшой яркой экспозиции!

Дед Ибрагима

Карьера началась на «слабо»

В том, что по Ибрагиму музейные работники плачут, у меня нет сомнений. Он – представитель кантышевских Кодзоевых. Они входят в тот же тейп, что легендарный шейх Дени Арсанов. Ибрагим – первенец в семье Абибулата Кодзоева и Зинаиды Тугановны (в девичестве Мальсаговой, это одна из благороднейших ингушских фамилий). Отец стал выпускником горно-металлургического института, мама получила диплом Ленинградского стоматологического института. Ибрагим вспоминает одну из своих бабушек (в девичестве Куриеву). Она не переступила порог школы, была абсолютно безграмотна и чуралась культпоходов, но всех своих девятерых детей заставила получить высшее образование. У Ибрагима – три сестры и два брата, но только он и сестра Ася родились во Владикавказе. Семья была депортирована в Талды-Курганскую область Казахстана. Жили недалеко от рудника Текели, крупного полиметаллического месторождения. Свинцом здесь отравлено все, что растет и шевелится. У мамы были постоянные головные боли, поэтому весь груз заботы о младших лег на плечи старшего – Ибрагима: он доил корову, косил, готовил, убирал. Такие университеты – полный рабочий день, недетская нагрузка.

Трудовую деятельность начал в 16 лет учеником электрослесаря. В 1957 году, когда, наконец, появилась возможность вернуться на родину, семья переехала в Грозный. Как сейчас помнит: в 22.40 их поезд прибыл в Грозный, а на следующий день в 8 утра он уже вышел на работу учеником токаря. Отец был членом комиссии по переселению и заочно договорился об устройстве сына на работу.

Ибрагим говорит, что безгранично благодарен отцу за то, что тот научил его так работать: с упорством, на пределе возможного. Это здорово помогало на тренировках. Еще в Казахстане он начал заниматься боксом. В Грозном играл в волейбол. Вспоминает, как однажды тренер отправил парней взвешиваться. Он оказался в очереди за штангистами. Ибрагим увидел мускулистых ребят-богатырей и был покорен. Мощь, размах, настоящая мужская красота в его представлении выглядели именно так. В ожидании своей очереди он подошел к штанге, не удержался от желания испытать себя и приподнял ее. Штангист Вадик Потемкин, увидев это, осадил новичка: «Это для настоящих мужчин, а не для тех, кто мячики бросает». Вайнахи такие утверждения проигнорировать не могут. И Ибрагим, который весил в то время меньше 60 килограммов, снова подошел к штанге и повторил «трюк» профессионалов: поднял ее на уровень живота, потом – на грудь и вверх. Тяжелоатлеты смелость паренька оценили и позвали в свою компанию. Ибрагим загорелся.

Он был учеником токаря Владимира Жукова. И тот отпускал его на час раньше на обед, зная, что парень побежит заниматься в зал тяжелой атлетики. Помнит своего первого тренера – Георгия Александровича Хачатурова. Ибрагим быстро освоился на помосте тяжелоатлетов и меньше чем за год выполнил норму кандидата в мастера спорта СССР.

Справа налево: Ибрагим Кодзоев, прославленный тяжелоатлет Василий Алексеев, Исраил Арсамаков и сын Василия Алексеева

Под знаменами «Динамо»

Потом была служба в армии, но спорт он не бросал. Более того, выиграл пятую Спартакиаду Красной Армии по военному троеборью: полоса препятствий, метание гранаты, стрельба из автомата. Главным судьей тех соревнований был министр обороны ВС СССР А.А. Гречко.

После службы в армии вернулся в родной спортзал. Но его наставник ушел на заслуженный отдых. И пацаны, которые тянулись за Ибрагимом, уговорили его попробовать себя в роли тренера.

Они представляли спортивный клуб «Спартак». Но зал «динамовцев» был рядом, Ибрагим и его ребята ежедневно проходили на тренировку через ряд соперников, которым было больно смотреть, как рядом с ними растут чемпионы. И они все же переманили талантливого спортсмена и тренера под свои бело-голубые знамена. Следом пришли и воспитанники.

Сам Ибрагим выполнил норматив мастера спорта в 1961 году. А в 70-е годы на Первенстве ЦС «Динамо» все 12 человек из его команды тоже стали мастерами спорта. Тогда спортивное руководство Союза пошло на беспрецедентный (но очень логичный) шаг: в Грозном создали центр по развитию тяжелой атлетики. А возглавил его Ибрагим Кодзоев.

С открытием этого объекта связана своя история. Моим коллегам Ибрагим рассказывал, что тяжелоатлетам обещали отдать зал, в котором тренировалась Людмила Турищева до отъезда в Ростов-на-Дону. Но Кодзоеву шепнули, что в дело вмешался обком КПСС, и у него появились серьезные конкуренты – волейболисты. «И мы за одну ночь переоборудовали зал, – вспоминал он. – С ребятами вскрыли полы, выкопали ямы под 10 помостов и залили их бетоном. Друзья привезли пилораму. Утром второй секретарь обкома партии Леча Магомадов пришел в зал и сказал: «Эти ребята сильно хотели тренироваться и иметь свой зал. Оставьте его им». Так закалялась грозненская школа тяжелой атлетики!

В центре – отец Ибрагима Кодзоева

С 1977 года по 1990-й он входил в тренерский штаб сборной СССР по тяжелой атлетике.

Братоубийственные 90-е годы заставили его вновь поменять место жительства – он переезжает в Ингушетию. В селе Сурхахи (14 км от Назрани) с помощью близких и родных в старом бесхозном здании Дома культуры открыл спортзал, в спартанских условиях начал занятия с учениками. И снова доказал, что он – специалист высочайшего класса. Подготовил 15 мастеров спорта и двух мастеров спорта международного класса. В конце 2001 года, когда президент РИ Руслан Аушев сложил с себя полномочия, прошли досрочные выборы. Ибрагим не скрывал, что его симпатии на стороне Хамзата Гуцериева. После выборов министр молодежной политики, спорта и туризма Исса Оздоев попросил знаменитого тренера написать... заявление об уходе, дескать, он «не на того коня поставил».

Ибрагим написал. Его зал теперь отдан «качкам», детский спорт тут на положении нелюбимого пасынка...

Невостребованное мастерство

Он много поездил по свету, был период, когда работал в Коста-Рике, тренировал сборную штангистов. Но боль-то за Отчизну осталась! «Хотите правду? – посмотрел он мне в глаза. – Если соблюсти официальные формальности, то я в Ингушетии и не работал. Вот уже 20 лет живу здесь и не имею зала, где я мог бы тренировать. Я столько мог бы сделать за эти годы, а вместо этого вынужден ходить по кабинетам, доказывать очевидные вещи. Например, я три года прошу министра купить штангу или гриф. Ответ – отрицательный. Пошел к зампреду правительства. Сидит в кабинете девушка, нет и 30! Не отличает волейбольный мяч от баскетбольного, но курирует спорт в правительстве. Она мне, заслуженному тренеру, просящему средства на инвентарь стоимостью меньше 30 тысяч рублей, дает обещание и… обманывает».

Он – единственный в мире ингуш – заслуженный тренер СССР по тяжелой атлетике. Однако для чиновников это – не аргумент! Вместо внимания и поддержки – зависть и игнорирование. Потому что, каким бы недальновидным или скудоумным ни был «слуга народа», он все- таки понимает: когда за дело берется мастер, то результат будет. И для него, чиновника – это лишнее беспокойство.

«Они знали, что если я буду работать, то буду выдавать результаты, но как все тренеры, буду просить помочь устроить учеников в институт, на работу, организовать качественное питание. Нужны чиновникам такие тренеры, когда можно без них жить спокойно?» – спрашивает Ибрагим. Он с горьким смехом рассказывает старый анекдот про чукчу, который, стоя на посту, увидел посторонних людей и скомандовал:

– Стой, кто идет?!

Ему в ответ:

– Пошел ты…

Народ в шоке: 10 лет прошло, а пароль не меняется!

«Вот и я 20 лет живу в Ингушетии, а пароль в республиканском Министерстве спорта один и тот же: денег нет (26 миллионов рублей, впрочем, регулярно находятся на сомнительной ценности «Бои без правил» – авт.)! Практически в Ингушетии у меня украли 20 лет профессиональной жизни. В Ингушетии есть хорошие борцы, боксеры, но они уезжают выступать за другие регионы. Почему? Потому что там более грамотно ведут подготовку спортсменов, стабильно финансируют сборы и поездки, выплачивают персональные стипендии, ищут и находят формы поддержки одаренных спортсменов. В Ингушетии так делать не хотят. Считаю, что это неправильно», – говорит он.

Ибрагим с сестрой

С европейским подходом

Мой собеседник вспоминает, что некоторое время министром по физической культуре, спорту и туризму работал Руслан Балаев. Он активно вникал во все проблемы, тяжелой атлетике начал оказывать внимание. Но недолго проработал... В первый день пребывания Евкурова на посту руководителя региона Ибрагим подарил ему статуэтку штангиста с напутствием: «Поставьте на видное место, чтобы помнили, что штангистам нужен зал». Позже на соревнованиях, где Глава Ингушетии был среди почетных гостей, Кодзоев не раз говорил, что готов бесплатно тренировать, лишь бы было где. В ответ – тишина! Традиционная, равнодушная, удручающая.

Но Ибрагим верит, что Глава сдержит слово. Кроме того, с нынешним министром спорта Ахмедом Котиевым у него хорошие отношения. Ибрагим надеется, что с вводом зала для тяжелоатлетов, там будут не только созданы все необходимые для них условия, но еще и открыты группы здоровья.

Он открыто радуется за тяжелоатлетов Чечни, у которых, по его признанию, «есть самый лучший президент Федерации Магомед Кадыров» (родной дядя главы ЧИ Рамзана Кадырова – авт.). Понимающий человек, он идет во всем навстречу штангистам. Ибрагим ездил в Грозный на Чемпионат России-2014 и привез самые теплые впечатления об уровне его организации. Отмечу, что такое признание в Ингушетии, власти которой, мягко говоря, пристально и ревниво следят за успехами соседей, может обернуться для автора суждения многими проблемами. Но Кодзоев никогда не боялся говорить правду. Когда он был директором спортклуба, на одно из совещаний в правительстве пришел в светлой одежде: стояла адская жара. Он сильно выделялся на фоне «людей в черном». Чинуша, как бы ни к кому не обращаясь, бросил: «Видите, в каком виде на совещание приходят директора?!». Ибрагим, кстати, одевающийся с европейской элегантностью, встал:

«Если вы имеете в виду мой вид, то позволю себе заметить, если я буду умнее от галстука, то могу с ним не расставаться и даже купаться». Ему предлагали стать министром. Не пошел: «Для этого нужно менять себя». А он не из тех, кто меняет свою роль на чужую.

Ибрагим с внуками (слева – Хазбулат, справа – Лорс) и другом, который возил цемент ночью, помогая «захватывать» зал

Однажды на столе у чиновницы минспорта он увидел грамоту для него от тогдашнего президента Дмитрия Медведева. «А, это вам, – словно встрепенулась от сонливости дама. – Возьмите». Рамка, на которой есть пометка о том, что это – президентская награда, отсутствовала. Куда делась – тайна.

Он так и не разучился удивляться тому, что большой успех вызывает у некоторых в Ингушетии не радость, а зависть и желание хоть мелочно, но гаденько снизить впечатление от высокой награды. Не так давно ему в подарок преподнесли телевизор. А потом приехали и забрали, сказав, что вручить его хочет сам глава.

Что это было? Ингушская забава? Я вспомнила, как получил юбилейную медаль к 70-летию Победы Бамат Келигов, участник ВОВ, защитник Ленинграда. Награду ему сунули в руку на пороге его дома незнакомые мальчишки. Походя обидели до слез и сердечной боли уважаемого человека. Тенденция, однако…

Кстати, грамот у Ибрагима столько, что можно завесить всю стену уютной веранды, на которой мы беседовали.

Любовь и боль несу с собой...

По мелочам обстановки поняла, что женской руки здесь нет. Он берет паузу, чтобы ответить на мой вопрос о жене и семье.

Со своей Зухрой (в переводе – «утренняя звезда») они были вместе 51 год. Зухра Ахмедовна работала учителем английского языка в школе № 2. По национальности – чеченка. История их знакомства удивительна. Двоюродный брат, который учился в университете, однажды показал ему обложку популярного тогда журнала «Крестьянка». На ней – кавказская красавица с точеным лицом и гибким станом. Ибрагим потерял покой. С первого взгляда понял, что это ОНА. Пообещал брату, что украдет ее. И ведь украл! Уверена, что по взаимному согласию. Любая бы мечтала быть украденной им!

В ней не было ни капли хитрости, ни грамма жадности, говорит он. Единственная, судьбой дарованная. Только она десятилетиями ждала и терпела постоянно пропадающего на сборах тренера.

Она покинула наш мир четыре года назад. Ему так не хватает рук и заботы его любимой Зухры... Если бы она была жива, то обязательно уговорила бы Ибрагима вовремя пойти к докторам и не допустить серьезной операции! А сам он даже не обратил внимания на недомогание.

У них было двое детей, дочь Лиля и сын Магомед. И снова прошедшее время: было... Магомед 15 лет назад погиб при исполнении служебных обязанностей. Кадровый офицер, умница, выпускник Академии МВД в Москве. Работал начальником уголовного розыска МВД Республики Ингушетия. У него осталось двое сыновей – Хазбулат и Лорс.

Теперь дед помогает вдове сына их поднимать. Лиза – редкой красоты женщина. Вдовой стала, когда ей было чуть за 20. Ее звали замуж, но она ответила отказом и полностью посвятила себя сыновьям. Они теперь – их общая гордость и центр жизни. Хазбулат в начале июля получил диплом об окончании Высшей юридической академии МВД России в Ростове. Лорсу 18 лет, учится на юридическом факультете ИНГУ. Домосед и весь в компьютере, сетует Ибрагим. Он сожалеет, что их, в отличие от сына, не удалось потренировать на помосте.

Внуки подросли, того и гляди женятся. Ибрагим уже лет пять просит землю, чтобы построить им дом. И чиновники, чтобы он их перестал беспокоить, предложили участок. Но где? Там, где никто в своем уме не возьмет – в богатых горками и пригорками окрестностях Ачалук. Это, к слову, еще один показатель того, какое внимание проявляют власти к заслуженным гражданам республики, как «чутко» и «оперативно» реагируют на их просьбы. Какой-то всеобщий паралич памяти одолевает эту ингушскую касту власть имущих! За народные деньги «слуги народа» просто отказываются работать. Возникает законный вопрос: а нужны ли такие исполнители?

С открытым сердцем

Ибрагиму никогда не было легко. Правдолюбов не любят во все времена. Однако не понимать, насколько ценен такой человек, не могли и предоставляли хоть крошечные, но преференции. Мой собеседник был факелоносцем, когда Ингушетия принимала эстафету олимпийского огня Сочинских игр. Пронес его красиво и величаво. Что скрывать, и я получала удовольствие от беседы, тайком любуясь его выправкой. Он прошел через горнило передряг, сохранив достоинство и внутреннюю свободу. Не научился прогибаться и врать. Он ненавидит любое проявление жадности и зависти. Рассказал, как встречали в свое время победителей сеульских игр. В аэропорту незнакомые люди радовались так, словно это их личная победа и гордость, будто лично они стали богаче. Сейчас редко кто способен радоваться успехам других людей. А он, например, всю семью заставлял участвовать в интернет-голосовании за участницу детского проекта «Голос», землячку Рагду Ханиеву.

Ибрагим совершенно искренне не может понять людей, которые покупают себе ручку или часы за очень большие (23 миллиона рублей) деньги. «Наверное, у них другое (совесть, духовность, достоинство) очень маленькие», – выдвинула я свою версию.

Кстати, к нему в гости обожала приходить известная ингушская альпинистка Лейла Албогачиева. Они любили общаться на самые разные темы. И я теперь понимаю почему – Ибрагим упоительный собеседник! В наше потребительское время таких творцов, наверное, Создатель нам почти не посылает. Очень жаль. Но какое счастье, что я принадлежу к поколению, в котором были и есть такие соотечественники. И не хотела бы жить в другом. Просилась бы снова туда, где есть он.

БАЛАЕВ РУСЛАН

Бывший штангист, чье имя прогремело на весь Советский Союз в 1986 году на Играх Доброй воли. Тогда он победил в соревнованиях по тяжелой атлетике в весе до 100 кг. Экс-министр спорта Республики Ингушетия.

БАРХАНОЕВ ВИСАНГИТРЕЙ

Легкоатлет, любитель спорта. Продолжает оставаться в строю марафонцев. Более того, среди сравнительно недавних достижений — покорение Эльбруса. Этому событию предшествовало его необычное обращение к Главе республики. Организаторы восхождения отказали ветерану, опасаясь за его самочувствие. И он обратился к Главе республики с просьбой дать ему разрешение. У вайнахов не принято отказывать в просьбах старикам. Висангитрей получил «добро». И ведь поднялся! Прошел путь под присмотром медиков, но самостоятельно.

АРСАМАКОВ ИСРАИЛ

Спортсмен, тяжелоатлет. Чемпион Олимпийских игр 1988 года в Сеуле.

Заслуженный мастер спорта СССР, двукратный чемпион и 16-кратный рекордсмен мира среди юниоров. 4-кратный обладатель Кубка СССР, 5-кратный чемпион СССР. Чемпион Европы, серебряный призер и рекордсмен мира 1986 года.

С 2012 г. – вице-президент Федерации исконных забав и этноспорта России. Начал реализацию своего проекта «Кавказские игры» в Ингушетии, которые затем распространил на весь Кавказ. В течение двух месяцев, пока шли игры, эксперты констатировали заметное снижение уровня криминогенной обстановки в Ингушетии. Исраил – чемпион, не привыкший сдаваться. Качества, которые выработал спорт, вместе с соратниками помогают ему противостоять засилью англосаксонских видов спорта в Кавказских играх.

С 1994 по 1998 – президент Федерации тяжелой атлетики России. Затем член Исполкома Олимпийского комитета России и технического комитета Международной федерации тяжелой атлетики.

С 2000 по 2004 гг. руководил программой по развитию 18 олимпийских видов спорта Олимпийского комитета Ливии.

Член экспертного совета комитета Госдумы РФ по делам национальностей. Член Высшего совета российского конгресса народов Кавказа. Автор проекта «Фестиваль «Кавказские игры». В 2008 г.возглавил некоммерческое партнерство «Кавказские игры».